20:59 

квента Ангарато

Shai Iril
move, shoot, communicate
Ангарато Арафинвион, эпессэ – Ангамайте. А когда Ангэ что-нибудь ухитряется нечаянно опрокинуть/поджечь/разбить, Айканаро, а за ним и остальные братья, ехидно обзывают его Ампамайте - "руки-крюки". =)
По крови, как известно, наполовину нолдо, наполовину тэлери, но себя относит больше к нолдор. Про семью не пишу, все есть в каноне.
Ангарато – кузнец и чуть-чуть ювелир, любит работу с железом и старается в изделиях своих раскрыть красоту самого металла. Потому среди его работ - ажурные решетки, подсвечники, оправы, декоративные элементы, украшения, но почти всегда - без инкрустаций и камней. Ножи он тоже кует с удовольствием, любит работу над клинками за возможность выразить в них красоту одними только линиями формы.
Как и все арафинвиони, не чужд моря и кораблей, всерьез интересовался кораблестроением, хорошо разбирается в парусной оснастке, и даже сам ткал паруса, с удовольствием выучившись ткачеству.
Хороший охотник и отличный лучник. Лук свой любит, обиходит всегда сам и сам делает к нему стрелы. Нередко уходит в долгие походы по лесам и горам Валинора, один или на пару с Айканаро, вообще любит состояние дороги и спокойного созерцания ликов мира.
Да, из братьев ближе всего Айканаро. Вряд ли Ангарато задумывался особенно, что именно для него значит младший, но представить этих двоих отдельно друг от друга невозможно. И не потому, что они всюду вместе, а просто каждый словно бы дополняет собой другого до некой целостности - так аккорд обретает звучание лишь тогда, когда звучат все его ноты. И впечатление это не исчезает даже тогда, когда братья с головой уходят в совершенно разные занятия.
Ангарато внешне производит впечатление очень спокойного эльда. Немногословный, по-доброму ироничный. Отлично владеет словом, в том числе письменным, и с удовольствием обсуждает с Артафиндэ и Артаресто вопросы лингвистики и филологии, но написанные им тексты не видел никто вне семьи (Эдрахиль считается в семью). Очень твердо придерживается однажды принятых решений. Общается со всеми ровно, вывести его из себя непросто. Но спокойствие порой обманчиво – под его таким, вроде бы, надежным покровом может зреть буря. И когда чаша терпения Ангарато по какому-либо поводу переполняется, выпущенные наружу эмоции внезапно обрушиваются на окружающих подобно тяжелой и неукротимой ярости шторма. (В этом они с быстро вспыхивающим, но и быстро же успокаивающимся Айканаро – почти противоположности. И если обычно Ангарато сдерживает вспышки брата, то когда срывается Ангарато, только Айканаро, да иногда еще Артафиндэ способны его удержать). Как когда-то заметил Ольвэ, пожалуй, именно в в сердце его внука ярче всего проявилась кровь тэлери – чувства и эмоции Ангарато подобны морскому ветру: сильному и ровному в вёдро, неудержимому и яростному в способной нежданно нагрянуть буре.
Ангарато считает, что назначение эльдар в мире - видеть красоту мира, познавать мир в его удивительном и бесконечно разнообразном великолепии – и умножать красоту мира своим в нем присутствием. Причем, красотой он считает отнюдь не только вещное, но и красоту отношений, общения, чувств.
К освобождению Мелькора Ангарато отнесся спокойно, считая, что валар знают лучше, радуясь тому, что Мелькор исправился, и надеясь, что он поможет исправить все зло, что причинил. С удовольствием слушал рассказы Мелькора, считая, что, делясь знаниями, тот исправляет содеянное искажение.
Ничем не недоволен в Валиноре, но Эндорэ – мир сказок его детства, притягательный, иной, не похожий на виденное здесь, в Амане. Желание посмотреть на этот мир жило в нем всегда. А что такое пресловутые тьма и страдание, имеющие куда большую власть в тех землях, Ангарато в полной мере представить не может, хотя и отдает себе в этом отчет.

@темы: квенты

   

Арфинги

главная